А.Гайдуков: «Столько больных и тяжелых травм я не видел за всю свою карьеру!»

  Фразу «всех излечит, исцелит» в ФК «Тобол» принято с этого года продолжать словами «добрый доктор Гайдуков». Сан Саныч уже второй раз в своей карьере работает в костанайской команде, а в профессии спортивный доктор уже около 10 лет, хотя и пришел

что называется «по случаю», но по большому желанию. Обо всем подробно в интервью доктора основного состава ФК «Тобол» Александра Гайдукова.
 
 
 
Александр Гайдуков — уроженец Павлодара. С 1994 года работал врачом в обычной медицине по специализации педиатрия, неврология, психиатрия. С 2005 года перешел в футбол. Как сообщил герой нашего интервью, так совпало, что его друг уже работал в спортивной медицине, а если точнее то в команде «Экибастузец». И как-то под Новый год другу предложили другую работу, а друг предложил занять появившуюся вакансию Гайдукову. Так и начался футбольный этап карьеры.
Первая команда Александра Гайдукова = «Экибастузец». Пока там работал, закончил курсы по специализации. Потом работал в 2010 году в «Тоболе», параллельно в U-17. Затем в академии «Кайрата», потом два года в «Иртыше» и опять «Тобол».
 
 
 
— Есть фотография 2010 года по окончанию игры на Мунайшы где вы в числе тех кто в раздевалке.. Почему вы ушли, почему вернулись?
— «Тобол» — это более престижная работа. Мне здесь больше нравится. В Павлодаре я больше в дубле работал. Уходил я с «Тобола» не по своей воле. Я бы и дальше работал после 2010 года. Так сложились обстоятельства, были кадровые перестановки.
В этом году, я считаю, шикарный год по отношению к работе, сама работа. После Павлодара для меня — это шаг вперед.
 
 
— Болельщики часто интересуются, — есть ли в команде доктор, и, если есть, чем он занимается?
— В первую очередь здоровьем футболистов. Они такие же люди как все. Им присущи такие же болезни, плюс — спортивные травмы. Занимаемся восстановлением после травмы, диагностикой. Еще один большой сегмент — питание. Меню на выезд, здесь на базе. Все это забота медицинской службы.
 
 
— Операции вы же не проводите?
— Минимальные: швы снять, прокол сделать. Если нужна квалифицированная хирургическая помощь, естественно она оказывается в специализированных центрах. Мы живет в двадцать первом веке — люди едут в Германию, в Москву. А вот уже финалом восстановления занимаемся мы. У нас есть штат массажистов, хороший физиокабинет — уникальный в своем роде, по наличию аппаратуры.
 
 
— Этот физиокабинет начал собирать Александр Анатолиевич Ким насколько я знаю Он на что больше рассчитан на восстановление после травм или подготовке к игре?
— Больше на восстановление после травмы. Но есть и функционал для подведения к кондициям перед игрой. К примеру на лимфодренажный аппарат.
 
 
— Вы сравнивали динамику обращений по годам?
— Этот год по обращаемости — вообще уникальный в моей практике. Столько больных и тяжелых травм я не видел за всю свою карьеру. Просто так сложились звезды. Никогда не видел, чтобы в одной игре было сразу два разрыва крестообразной связки. Такое бывает раз за сезон, раз в два сезона. Я уже лет 10 работаю и могу на пальцах пересчитать сколько у меня было такого рода травм. А тут сразу два разрыва буквально одной игре с «Шахтером». Потом Нурбол и так далее. Такие травмы, которые требуют на восстановление месяцы, не недели, как обычно. Некоторые травмы мышечные мы считаем днями — от десяти дней до трех недель. А тут месяцы, до полугода.
 
 
— Много говорят болельщики о психологе. Реально есть в нем необходимость?
— У нас психолога нет. В больших зарубежных командах есть психолог. Я видел, когда работал в сборной, их занятия: садятся ребята вечером, девушка садится с ними, они что-то обсуждают, она тесты проводит. В общем он должен быть. Это правильно. Судя по последней игре он нам точно нужен. Команда и физически и по кондициям подходила нормально, но не хватило психологического фактора. Ну и конечно после таких провальных игр тоже нужна психологическая помощь для быстрого восстановления.
 
 
— Сменим тему. Часто приходится слышать, что тот или иной игрок вышел на игру на уколах. Что это по сути означает? Как этот процесс происходит, кто решает, что ему можно выйти?
— Если есть производственная необходимость. Тут нужно взвешивать очень тонко…
 
 
— Кто взвешивает?
— Я взвешиваю вместе с тренером. Условно больного человека выпускать или нет — последнее слово за мной. То есть, если я скажу, что он не может играть, тренер его не выпустит. Ну и от игрока тоже зависит. Мы живет в 21 веке и даже если есть глубокая производственная необходимость выходить он может не выйти. С другой стороны «укол» — звучит громко! Речь идет о противовоспалительных, обезболивающих препаратах, которые позволяют без последствий провести игру. Допустим, та же мозоль. Мы знаем, что от нее хуже не будет, но играть с ней неудобно, нужно притупить боль. С другой стороны, если какая-то мышечная травма, никто его на уколах не выпустит, потому что он наоборот должен чувствовать свою боль. Есть риск что он порвется совсем — двадцать минут отыграет и выпадет на два месяца. Нам это тоже не нужно. А вот травмы типа ушиба, еще что-то в этом роде… Тут укол скорее снимает психологический барьер. Важно не навредить.
 
 
— Бывает такая ситуация чтоб игрок жалуется на свое самочувствие, но доктор причин не видит для жалоб. Верите? Бывают симулянты?
— Да. Приходится верить. Потому что в таких ситуациях лучше «перебдеть» чем «недобдеть».
 
 
— В «Тоболе» есть симулянты? Да-нет?
— Есть, но их крайне мало. Практически один только подходит под это определение.
 
 
— Насколько я знаю для доктора команды, которая финансируется из бюджета самая главная головная боль — это государственны закупки…
— Да, это общеизвестная проблема. От подачи заявки до получения препаратов проходит от двух до трех месяцев. То что мне нужно было в апреле, в июне, когда оно приходит, уже не нужно. Есть конечно вещи необходимые всегда — тэйпы, мази.
 
 
— Чего больше всего уходит?
— Чисто спортивных вещей: ленты, подмотки, подкладки, мази. Весьма дорогие вещи, которые составляют до 70 процентов всего бюджета.
 
 
— С килограмм мази для массажа уходит?
— Конечно! Килограммы уходят на эти ноги. К примеру, согревающие мази используются не только в холодный сезон, перед каждой тренировкой, игрой. За час до тренировки начинаются подготовительные мероприятия — растирания и тейпирование. И нашим двоим массажистам Ярославу Алистратову и Михаилу Базалику приходится практически всю команду подготовить.
 
 
— К слову, о ваших коллегах. Насколько я знаю медицинский штаб — это тоже своего рода мини-команда. Удалось найти общий язык с командой вашего предшественника Александра Кима?
— Мне кажется, что получилось. Это высококлассные специалисты, которые четко знают свои обязанности. Кстати, с Яриком я работал еще в 2010 году. Это очень мастеровитые специалисты. Таких редко встретишь. Я очень признателен Анатольевичу за то, что сумел собрать таких замечательных людей в коллектив. В таком коллективе легко работать. Вопросов нет кто и что делает. Профессионалы с большой буквы!
 
 
— Правильно я понимаю, что через руки Ярослава и Михаила проходит в день до двадцати пяти человек?
— Да, при условии если тренировка в день только одна. Если две, то в два раза больше. На сборах так вообще нагрузка вырастает. После ужина они начинают и только ближе к полночи заканчивают.
 
 
— На сборах наверное и у вас работы прибавляется… Доктор принимает участие в подписании футболистов?
— Как правило, перед подписанием в европейских клубах футболист проходит углубленный осмотр. Все заинтересованы брать здорового футболиста. Мы же идем навстречу футболистам и ограничиваемся теми документами, которые они предоставляют: УЗИ, кардиограммы, снимки. Впрочем, они все равно проходят глубокие медосмотр перед чемпионатом под нашим контролем уже в Костанае. С другой стороны, мне как врачу нет разницы с кем работать. Просто со здоровым проще работать, чем с больным. Врач при подписании скорее дает рекомендации, чем принимает решение.
 
 
— Вы сказали что следите за тем как футболисты питаются на базе. Есть ли в этом смысл, если многие живут не на базе?
— В основном, все наши футболисты кушают на базе, даже те, кто живет дома с семьей. 90% здесь ужинают и обедают здесь.
 
 
— Алкоголь — его футболистам можно, можно немного или вообще нет? Болельщики, к примеру, даже допустить не могут, что футболисты не режимщики…
— Профессиональный спортсмен должен быть режимщиком. Тут ответ однозначный без отклонений. Алкоголь вообще нельзя!
 
 
— А если сильно грустно или сильно радостно?
— Тут проблема в человеческой природе. Мы же не знаем меры. Сказать, — можно кружку пива, — такого быть не может. Скорее нельзя. Хотя реакция на алкоголь у всех разная. Кто-то быстро восстанавливается, кто-то наоборот. В любом случае — лучше не пить. Для меня это однозначно. Я не верю в европейские сказки, что там после игры разрешается кружка пива, прямо в раздевалку приносят.


 
 
— Раз уж мы заговорили о традиционной медицине и не очень… Есть в вашей практике что-нибудь из нетрадиционной медицины, травки-муравки, особая порода деревьев для кроватей? Я, к примеру, видел в столовой на базе какую-то овсяную настойку.
— Это, пожалуй, единственное, что пробуем внедрить. Есть еще несколько приборчиков на основе китайской медицины, акупунктуры. Но, честно говоря, ими редко пользуемся, в основном — медицина обычная, проверенная.
 
 
— Показания артериального давления, пульс, вес снимаются каждый день?
— Нет, не каждый. Если делать это каждый день, то это скорее дисциплинарная мера. В некоторых командах это практикуется. В том числе и для выявления тех, кто серьезно отклоняется от режима. В моей практике было такое, что утром у футболиста был пульс 100. Он был недопущен до тренировки. Но это скорее исключение, когда нужно было установить, что человек ведет неспортивный образ жизни. В «Тоболе» показания пульса, давления и веса проводятся примерно раз в неделю или две.
 
 
 
-О личном-
— Семья, дети, хобби…
— Семья живет в Павлодаре. Дети взрослые, жена работает. Поэтому живу в Костанае на базе в командировочном режиме. Увлекаюсь охотой и рыбалкой, но из-за футбола заниматься этими хобби получается крайне редко.
 
 
 
 
 
 
 
Пресс-служба ФК "Тобол"


  • Дамы, добро пожаловать!
  • Плюшки для оракулов
  • Нурбол Жумаскалиев: «В чемпионстве «Тобола» есть заслуга Огая»
  • Цвет настроения — зеленый
  • Ника Квеквескири: Не время для экспериментов
  • Марек Зуб: 15 лет назад я не ожидал, что история примет такой оборот
  • Нургалиев вошел в ТОП-6 бомбардиров «Тобола» 
  • ФК «Тобол» 15 декабря проведет благотворительный аукцион.
  • Бауыржан Турысбек: «Игры с Бельгией и Россией — это отличная возможность испытать свои силы»
  • Не запостил — не было